20 января 2017 года - в музее истории ГУЛАГа.

 

 

Наступил новый 2017 год. И начался он с показа спектакля в новом месте – в музее истории ГУЛАГа.

Площадка великолепно подошла для темы нашего спектакля. Темные стены, забитые ставни. Техническое оснащение зала прекрасное: звук, свет. Атмосфера. Сам зал уже работал на нас как актеров и на зрителя. Голос звучал по-другому: ближе, четче, яснее. Чувствование было такое глубокое.

Зал был снова полон. «Своих» гостей было меньше 20 человек, остальные (порядка 60 человек) пришли после рекламы нашего спектакля на сайте музея. Публика была зрелая. Такой тишины в зале, мне кажется, у нас еще не было. Они ловили каждое слово. Удивительно!

Погружение в роли произошло как-то по-особому быстро.

Некоторым актерам становилось не очень хорошо, что-то витало в воздухе этого зала.

Софиты слепили, мы не видели зрителей практически, мы действительно были в другом пространстве.

Не перестаем удивляться, как каждый раз в своем персонаже обнаруживается что-то новое, как по-новому он проживается.

В этот раз плакали почти все на сцене, на что наш режиссер Сергей сказал Францу, что слезы должны быть у зрителя, а не у актера, что на этот раз эмоции захлестнули.

«Сегодня было много сильных эмоций у нас всех. Может это связано с местом…» (из чата)

Франц забыл слова в диалоге с Паулем, которые отскакивали от зубов, ночью разбуди, но Пауль не растерялся и спас сцену.

А после спектакля разворачивается продолжение в чате, где мы с особым трепетом пишем о нашем еще бОльшем единении, бесконечные признания в «сестринской» любви и «немногочисленной братской».

 

«После показов мы такие перевозбужденно-живые! Опьяненные чувствами. Надеюсь, это заражает и зрителя» (из чата).

 

Отклик от Егора: понравились узники, выразительнее Пауль, Эрнст ярче и слышнее. Мама нравится, теряла голос очень натурально, как и Франц - реальный. И финальный стих лучше, живее. Ангел перепуганный, сегодня не страшный унтер, не такой внушительный и запоминающийся, как на первых показах. Сократа часто не слышно и у него интонации женщины-педагога. Кант тоже женственный и стервозный. Спиноза живой и на каждом показе разный. В общем, сказал, что мы молодцы и спектакль вызывает сильные чувства. И что мы можем гордиться - уже на 4 сценах играли и в разных странах! И что сегодня было примерно 100 человек»

 

Евгения Петрушенко: А мне нравится, это же по Франклу. Сократ – учитель, Кант – резкий рационалист. А вы - очень женственные)))) (из чата)

 

Теперь нам предстояло исправить ошибки и сохранить наш настрой на следующий показ в этом же музее опять же для новой, незнакомой нам публики.

 

Share on Facebook
Please reload

Другие хроники
Please reload

НАПИСАТЬ НАМ